О ФИЗИЧЕСКОМ ТРУДЕ Протоиерей Андрей Ткачев

Если бы у Адама был документ, подобный паспорту, в графе «семейное положение» было бы написано «женат», в графе «место прописки» стояло бы слово «Рай», а в графе «род занятий» мы смогли бы прочесть слово «садовник». Это первая профессия первого человека. Бог не создавал лентяя, обреченного на сплошные удовольствия, но создал труженика, который после грехопадения «в поте лица», а до грехопадения, возможно, без всякого пота, должен был трудиться с самого начала. И это яркая черта сущности человека – необходимость трудиться.

Трудиться не только для того, чтобы пропитаться и согреться. Как раз до грехопадения воздушные перемены ничем не угрожали Адаму, а природа без особых усилий с его стороны давала растительную пищу. Трудиться, чтобы быть человеком, то есть существом полезно занятым и ответственным. Адаму предстояло вступить в диалог с природой посредством ее возделывания.

С тех пор с точки зрения сущностных требований к человеку ничего не изменилось. Человек обязан трудиться. Только теперь уже не в видах чистого наслаждения деятельностью, но и для покаяния. Отсюда уже помянутый пот и хоть не помянутые, но неизбежные мозоли.

Первую профессию мы назвали. Это садовник. Именно садовник, а не землепашец. То есть не тот, кто сеет семя в разрытую ниву, а тот, кто живет среди цветов и фруктового сада. Какая вторая? Исторически это антагонистическая пара из скотоводства и землепашества. Антагонистическая не только потому, что пахарь (Каин) пастуха (Авеля) убил. А также потому, что в последующей истории человечества пахари создавали оседлую цивилизацию, а скотоводы – подвижную, кочующую. И они часто жестоко сталкивались в противостоянии. Наш конфликт Орды и Руси – это отечественный пример столкновения пастухов с землепашцами. И, словно в отместку за кровь Авеля, кочующие народы были всегда страшны более цивилизованным и оседлым земледельцам.

Но все же святость – на стороне первых.

Пастухом до избрания на царство был Давид. Пастырем называет Себя Господь Иисус Христос. Пастухам (а не бухгалтерам или военачальникам) в ночь Рождества ангелы возвестили о Рождении Мессии. Пастухи видели в столпе огненном Божию Матерь на горе Почаевской. Пастухи нашли в лесу Жировицкую икону Богородицы. И эти, уже христианские, примеры можно множить и множить. Отметим для себя этот род деятельности, странным образом связанный с пророческим служением и откровением тайн Божиих.

Своим мнимым родителем на земле, в глазах людей – отцом и воспитателем, Иисус Христос имел Иосифа, по профессии – плотника. Это же ремесло унаследовал Сам. Отцы всюду и всегда имели обязанность научить ребенка какому-либо ремеслу. И легче всего, удобнее всего было передать навыки своего собственного занятия. Итак, Христос был плотником. Его руки держали пилу, стамеску, топор, рубанок. Его плечи и спина знали, что такое нытье наутро после тяжелой работы вчера. До Креста его плечи болели от работы, а руки носили мозоли прежде, чем были пробиты гвоздями.

«Христос, сын Давидов» – так говорят об Иисусе, имея в виду, что в Нем исполняются мессианские пророчества. «Плотник, сын пастуха» – так звучит имя Господа в переводе на язык земных занятий. Этого достаточно, чтобы все плотники чуть приосанились, а все пастухи почувствовали свою историческую значимость.

Да, возлюбленные. Мы приучены думать, что государственные менеджеры высокого звена, банкиры, подиумные красавицы, актеры и олимпийские чемпионы достойны всеобщего внимания. Что это они – творцы истории и ее главные действующие лица. Но вот мы называем с вами имена садовника, пастуха и плотника, и – чудо! – вписанные в контекст Божественных событий, эти профессии предстают в новом свете и обретают неожиданную красоту. Добавим к этому списку Павла. Он был делателем палаток (совершенно необходимой вещи для всякого кочевого семейства). Наличие ремесла у этого апостола было данью раввинистическим традициям, согласно которым знаток Писаний обязан зарабатывать не словами Торы, а руками. «Не делай, – говорили они, – из слов Торы ни золотого венца (повода для гордости), ни лопаты (средства к заработку)». То есть – хочешь иметь духовную мудрость и знание? Приобрети также и профессию.

Можно ли забыть, что Петр, приходящий на память сразу вместе с Павлом, тоже был работником физического труда? Его руки тянули сети и гребли веслами. Праздник апостолов Петра и Павла, с точки зрения их бытовых занятий, есть праздник «Рыбака и Швеца». Чем не повод иными глазами взглянуть на тех, кто сидит за швейной машинкой или глядит на поплавок?

Все они, эти святые пастухи и рыбаки, садовники и плотники, вовсе не были несчастны оттого, что не жили на банковский процент, не брали кредиты, не ставили подписи на важных бумагах. В том, что они буквально потели среди трудов, то есть ели хлеб в том самом поте лица, было не наказание, а благословение. Наказание как раз таится во всяком роде занятий, которые обеспечивают человеку гарантированный хлеб с маслом без всякого потовыделения. «Ключ от счастья не золотой, а гаечный», – говаривал Генри Форд. Думается, что и те чудные Двери, которые открывает Петр полученными от Господа ключами, удобнее открываются перед тружениками гаечного ключа, а не вечными искателями золотого.

В труде есть радость, неведомая лентяю и непонятная капиталисту с его конвейерами и прибавочной стоимостью. Труд развивает человека, если он не рабский. И обычный крестьянин, умеющий коня запрячь, корову подоить, нивку вспахать и избу срубить, – это гениальное существо. Это почти исчезнувший тип двужильного хозяина и хитроватого мудреца, который с такой яростью и последовательностью уничтожал демон большевизма. Равно и хорошая хозяйка, не имеющая отдыха среди домашних забот, – это в одном лице и швея, и дизайнер интерьера, и прачка, и повар, и семейный психолог, и детский парикмахер. Список далеко, кстати, не полный.

Надо трудиться. Даже если ты богат и не имеешь нужды. И тогда, как дореволюционный фабрикант Абрикосов, хотя бы раз в неделю можно становиться рядом с рабочими в цеху и весь день от звонка до звонка отрабатывать рядом с ними.

Потому что трудиться нужно всем.

Потому что в труде есть благословение и радость.

Потому что ленивых Бог не любит, и благодать лентяю не дастся.

Потому что нам сегодня этого простого знания очень не хватает.

«Я знаю о легком способе доставать воду из колодца, – говорил один китайский мудрец. – Но мой тяжелый способ тоже хорош. Потому что вслед за нетрудностью следует леность. А вслед за леностью – все пороки» (См. Бибихин В. Мир).

Протоиерей Андрей Ткачев

05.08.2019
Тип материала: 
Новостной