Святитель Николай — зачем почитание нетщеславному святому?

Святитель Николай — зачем почитание нетщеславному святому?

В пределы Русской Церкви приносится часть мощей святителя и чудотворца Николая, архиепископа Мир Ликийских. Мы предлагаем вашему вниманию размышления протоиерея Андрея Ткачева о смысле почитания святых.

Когда мы говорим о святителе Николае Мирликийском, вспоминаем в первую очередь о чудесах. А на что было бы разумнее обратить внимание? Все, кто чтит Николая Чудотворца, кто собирается в день его памяти подарки дарить, песни петь, в храм идти, посмотрите, прошу вас, на то, что на иконах находится в руках у святителя. У него в левой руке — Книга, и не думаю, что нужно быть телевизионным «знатоком», чтобы при помощи мозгового «штурма» в течение минуты угадывать, что же это за книга. Это — Четвероевангелие Господа Иисуса Христа, которое Николай, как епископ Церкви, должен был проповедовать словом и делом. Если бы нам пришлось, удалось, посчастливилось жить во времена Николая и быть в числе его паствы, то он нам проповедовал бы именно эти живые слова. Он говорил бы нам о том, что нельзя делать другим того, чего себе не желаешь; что нельзя бояться убивающих тело и потом не могущих более ничего сотворить; что нельзя смотреть на женщину с вожделением. Одним словом, он был бы для нас учителем Небесных истин. Чудеса были бы следствием Евангельского учения. Они были бы «прилагательными» к святости, а «существительным» была бы жизнь, согласная с учением Господа. А что же мы? Мы бы, конечно, обращались к нему с просьбами о помощи, потому что это понятнее и легче. Мы жаждали бы молитв святого, прикасались бы к краю риз его в конце Литургии с надеждой освятиться, и он бы не лишал нас чудотворного своего заступления. Но раз за разом он все равно бы возвращал наш ум к слушанию Божественных слов и к питанию души ими. Есть почитание, вмещающееся целиком в восхваление и воспевание. Зачем оно святому, который не тщеславен? Но есть почитание как подражание, когда почитатели стремятся научиться именно тому, что было дорого для святого. Вот это — то, что надо. Ну, каким образом можно почтить святителя, пренебрегая, скажем, Книгой, которую он проповедовал? Если свят он в наших глазах, то свято должно быть вдвойне и то, что для него было свято. Для него же была свята Нагорная проповедь в изложении Матфея, и стремительная краткость Маркового благовествования, и притчи, переданные Лукой, и небесные созерцания Иоанна. Мы же хотим почтить святого, выпрашивая чудес для себя, помощи для себя, подарков для себя, а на дела Господни не взираем. Посмотрите, редко в каком храме на Николая будет столько же народу, сколько в рядовое воскресенье. Как правило, в рядовое воскресенье народу будет меньше, а на Николая — больше. И как это назвать? Какое имя подобрать этому хождению на голове и перевертыванию жизни вверх тормашками? Хотим чтить святых — должны в первых почтить Господа, освятившего Своих избранников. Должны почтить Того, перед Кем меркнет всякая святость, ибо Он един Свят! Перед Ним «падают двадцать четыре старца и поклоняются, и полагают венцы свои перед Престолом, говоря: «Достоин Ты, Господи, при- ять славу, и честь, и силу: ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено» (Откр. 4:10–11) Николай может спросить всех своих неразумных чтителей: «Почему это ты в мой день в храм идешь, а в день Воскресения Господа — нет? Почему ты чтишь меня, а не чтишь достойно Того, кому я служу и делом, и словом, и мыслью? Почему ты умеешь читать, но не усердствуешь в чтении Евангелия?» И так далее. Нужно в день памяти Николая взять у него из рук святую Книгу. Как только мы у него ее возьмем, тотчас в руках у него появится другая такая же, так что всем желающим хватит. Взяв Книгу, возьмем за правило читать ее ежедневно: утром главу до работы, вечером главу перед сном. Читаемое, хоть и не сразу, хоть и не без труда, будет цепляться за память и станет предметом размышления среди дневной суеты и повседневных занятий. Со временем совершится даже такое чудо, что встретившись, два христианина будут спрашивать друг друга о смысле евангельских слов и об их возможном толковании. Не скажет один другому: «Как вчера Спартак сыграл?», или «За кого ты голосовать будешь?», зато спросит: «Как ты понимаешь притчу о закваске и трех мерах муки?» Это будет означать, что Евангельские слова Спасителя заняли в сознании людей подобающее, то есть главное место, и потеснили с первых мест всякую чепуху. Это будет верным признаком выравнивания искривленной прежде жизни, поскольку, как только Бог займет в жизни человека главное место, все остальное поспешит занять свои подобающие места. Все в мире указует на Господа и к Господу возводит окрыленную верой мысль. Достигнув святости в чине архиерейском, Николай на- поминает нам о Небесном Первосвященнике, Который «всегда жив» (Евр. 7:25) Он — Христос — есть подлинный Архиерей. Живущий вовеки, «святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный превыше небес» (Евр. 7:26) К нему должна взойти мысль христианина и в день памяти Николая. И сами персты правой Николаевой руки сложены так, чтобы благословить нас именем Христовым, а в левой руке у святителя — Евангелие Господа. То самое Евангелие, о котором мы условились, что начнем вдумчиво читать его не далее, как с сегодняшнего дня.

http://www.andreytkachev. com/svyatitel-nikolaj-zachempochitanie-netshheslavnomusvyatomu/

19.06.2017
Тип материала: 
Новостной